Физика СШ № 38 г. Гомеля - бор

Бор Нильс (1885-1962)

 

Гениальный датский физик, основатель копенгагенской школы теоретической физики, один из создателей квантовой теории строения атомов, которая в 1922 году была отмечена Нобелевской премией. Эта теория в корне противоречила устоявшимся положениям классической физики, поэтому зачастую не находила понимания даже среди маститых ученых, склонных к обновлению физических представлений. Так, идеи Бора подвергались серьезной критики со стороны Эйнштейна. Их полемика вылилась в многолетнею дискуссию, ход которой содействовал развитию глубокого и всестороннего понимания квантовой механики.

 

Бор, будучи человеком доброжелательным, высоко ценил мысли своих оппонентов и был им благодарен за высказанные идеи и выражения.

 

Однажды Шредингер, доведенный до отчаяния аргументами Бора, воскликнул: «Если мы собираемся сохранить эти проклятые скачки, то я жалею, что вообще имел дело с квантовой теорией».

Бор возразил ему: «Зато остальные благодарны Вам за это, ведь Вы так много сделали для выявления смысла квантовой теории».

 

Бор очень внимательно относился к новым теориям, описывающим внутриатомные процессы. Как-то, выступая в дискуссии по поводу новой теории его ученика Гейзенберга, Бор сказал: «Это, конечно, сумасшедшая теория. Однако она мне кажется не достаточно сумасшедшей чтобы быть правильной новой теорией».

 

Главной опасностью для человечества Бор считал фашизм. И, когда в 1941 году к нему из Германии приезжал один его бывший коллега с предложением о научном сотрудничестве с физиками, разделяющими идеи фашизма, Бор с гневом отверг все лестные предложения. А в 1943 году датское Сопротивление организовало побег Бора из Дании, оккупированной немцами.

 

Его вывезли в Англию, причем лететь пришлось в бомбовом отсеке военного самолета, лётчику которого было приказано – в случае если фашистские истребители перехватят самолет и попытаются принудить его к посадке, перед посадкой открыть бомбовые люки. И, хотя истребители не появились, перелет чуть было не окончился трагически. У Бора была большая голова в переносном и прямом смысле, а кислородный прибор, выданный ему в самолете, оказался мал, да и Бор не смог включить его. С самолета, его чуть не задохнувшегося, сняли в бессознательном состоянии.

 

У Бора обучалось много молодых талантливых физиков, одним их которых являлся наш соотечественник – Лев Давыдович Ландау, по предложению которого Бор трижды приезжал в Советский союз. Секрет своих педагогических секретов он пояснил просто: «Главное, по-моему, чтобы в общении с молодежью мы никогда не боялись кому-нибудь показаться глупыми, никогда и никому не давали готовых рецептов…, чтобы был отрыт путь к новым, свежим мыслям».

 

Бор никогда не критиковал докладчиков. Вежливость его формулировок была всем известна. Любимым предисловием Бора по всякому значению было: «Я не собираюсь критиковать, но…».

Даже прочтя никуда не годную работу, он вскликал: «Я не собираюсь критиковать, но я просто не могу понять, как может человек написать такую чепуху».

 

Однажды во время обучения в Геттингеме Н. Бор плохо подготовился к докладу, его выступление оказалось слабым. Он не пал духом и в заключении с улыбкой сказал: «Я выслушал здесь столько плохих выступлений, что прошу рассматривать мое нынешнее как месть».

 

Свое свободное время Бор отдавал спорту и очень любил смотреть ковбойские фильмы, весьма оригинально их комментируя: «Я вполне могу допустить то, что героиня сошла с тропы и ступила на мостик; менее вероятно, что в этот момент мостик рушится; исключительно вероятно, что она успела ухватиться за тонкую былинку и удерживаться на ней, вися над пропастью; совсем уж трудно, но можно поверить, что как раз мимо проезжал ковбой и спас девушку; но как в это время в этом месте оказался оператор с кинокамерой ? – уж этому, увольте, я не поверю!».

 

Из спортивных увлечений Бора следует отметить альпинизм и футбол. Как-то Бор с женой и молодым голландским физиком Казимиром поздно возвращались из гостей. Казимир был завзятым альпинистом, и, помня интерес Бора к этому виду спорта, увлеченно рассказывал и скалолазании. Затем он решил продемонстрировать свое мастерство и стал взбираться по стене дома, мимо которого они проходили. Когда Казимир, цепляясь за выступы на стене, забрался почти к 3 этажу, за ним, раззадорившись, двинулся и Бор. В это время послышались свистки, и к дому подбежали несколько полицейских. Здание оказалось отделением банка.

 

Но истинное пристрастие Бор питал к футболу, занимаясь которым, приобрел в Дании большую популярность. Говорят, что он даже был кандидатом в сборную команды страны в качестве вратаря.  Любопытно, что в Копенгагене Бора знали лучше, как футболиста, нежели как знаменитого физика.

 

Бор также любил отдыхать на природе, у него был свой деревенский домик, над дверью которого он прибил подкову. Увидев подкову, один из посетителей удивился: «Неужели такой великий ученый, как Вы, может поверить, что подкова над дверью приносит удачу?» «Нет, – ответил Бор, – конечно, я не верю. Это предрассудки, но вы знаете, говорят, что она приносит удачу даже тем, кто в это не верит».